МЕТАФИЗИКА

"Познаете истину, и истина сделает вас свободными" (Ин 8:32)

Previous Entry Share Next Entry
Человек зрелища
metafisika
человек зрелищаВ одном из комментариев к посту «Четыре образа воли» я прочел примечательную мысль. Мысль сводится к выхваченному из контекста тезису о том, что религию можно назвать здравым мировоззрением. Из этого оппонент сделал вывод о том, что метафизика – это способ сказать все, что угодно, о чем угодно, безо всякой привязки к сути вещей. То есть, пустая болтовня.
Это довольно распространенное утверждение. Мало того, это утверждение, активно навязываемое современному человеку. Но, как известно, если тебя ругает враг, значит, ты на верном пути. Не записывая конкретного оппонента во враги, но враждебно относясь к излагаемому им подходу, попробую связать этот подход с предыдущими постами.


Человек зрелища. Где находятся его истоки? Мы встречаем его на различных этапах истории как человека толпы, объект манипуляции. Недаром римский плебс так запомнился своим лозунгом «Хлеба и зрелищ!» В этом есть очень серьезная антропологическая причина. Французский философ ХХ века Тейяр де Шарден в своей самой известной работе «Феномен человека» пишет о том, что развитие нервной системы в биологической эволюции идет рука об руку с развитием системы зрения. Взгляд есть учитель мозга. (В этом Тейяр скрыто полемизирует с Энгельсом, утверждавшим, что учителем мозга является рука). Тейяру важно связать человека как биологическое существо с общей картиной биологической эволюции, как ее видит современная ему палеонтология. Но принцип, им подмеченный, совершенно верен. В эпохи упадка, когда теряется понимание предыдущего социального проекта, на первый план выступает желание человека забыться в зрелищах. И чем дальше развивается этот процесс, тем явственнее наблюдаются стадии его упадка. человек зрелища 2От «раскрытия» факта личной жизни («Дон-Жуанский список Пушкина» становится интересней его сочинений) – через карнавал радости, веселья и эротизма – начинает проступать интерес к самым мрачным способам разрушения предшествующих социальных норм. Действительно, если всё становится равным всему, то почему бы и нет? Можно даже не привязываться к современным примерам, хотя их количество растет с угрожающей быстротой. В данном случае важно то, что современные европейские борцы за права самых отпетых негодяев не оригинальны в своих потугах, хотя и тщатся выставить себя таковыми.
Как только в обществах прошлого на авансцену выступал суперпринцип прибыли, и материальная прибыль занимала место главенствующего божества, - все остальные нормы уходили на периферию внимания. В качестве иллюстрации могу порекомендовать дошедшие до нас произведения поздних римских классиков, того же Апулея.

Но констатировать факт, оставив его, как есть, может быть и достаточно для академического высказывания, но для социума и каждого из людей требуется что-то большее. Что дает нам возможность различения достойного и недостойного? Что позволяет нам сделать выбор за пределами идиотского суперпринципа прибыли? («Ежели бы у тебя был самый что ни на есть верный друг… который сыздетства… То за сколько бы ты его примерно продал?» И. Куприн, «Белый пудель»).
Прежде всего, это различение достойного и недостойного приходит к нам из культурной традиции. А 99% исторического существования человечества занимает религиозный период. Да, история страшна, кровава и полна несправедливости. Но при этом же история – восходящий процесс. И, потеряв историю, человек перестанет быть человеком. Сказав «Всё равно всему», он предаст забвению надежды своих предков, не каких-то там абстрактных предков, а простую кровную связь. Вектор семьи, на острие которого он и находится.
Метафизика как инструмент есть то, что позволяет нам сочетать принцип разумного различения (исторического взгляда) с бережным отношением к традиции наших народов, наших семей, надеждам наших предшественников. При отсутствии этой памяти, этого различения, возникает несчастный инкубаторский человек, не способный в пределе ни к какому самостоятельному движению за пределами рабства или порабощения. Рабство и порабощение – это единственные занятия, за исключением организации зрелищ, которые доступны человеку в мире суперпринципа прибыли. Или, говоря словами Священного Писания, что толку человеку, если он весь мир приобретет, а душу свою потеряет?..


Будущее такого человека лишено его личности, образ будущего обещает ему только более вкусную или обильную еду и более яркие зрелища, организованные для него кем-то другим. Если же лишить его и этого, он начинает бесноваться, протестовать, хотя его протест совершенно не опасен для его хозяина, а только для него самого. Ведь помыслить объединение с другими ради лучшего будущего он уже не способен. Многие продукты современного образования даже не представляют себе, как возникают их любимые вещи, где-то там, в далеком Китае. Что может организовать такой человек, кроме стихийного бедствия?


Эта человеческая взрывчатка воспринимает конфликт, войну, бедствие или хотя бы семейную ссору как счастливое освобождение от чудовищной скуки существования. Эти люди – пища для всякого фашизма. Потому что они не любят ни себя, ни других, и готовы радостно заняться уничтожением. Вот что такое простая потеря простого различающего принципа, который мы и называем метафизикой.



  • 1
" Эти люди – пища для всякого фашизма"

Не только для фашизма. Вы ведь описали идеального потребителя, т.е. цель капитализма. Тут, конечно, можно сказать, что и фашизм - цель капитализма.

>> развитие нервной системы в биологической эволюции идет рука об руку с развитием системы зрения
Очень интересно. Можно ли зрение понимать более широко, как видение, способность представлять сложные системы, моделировать мир, конструировать еще не существующее будущее в сознании, тем самым достраивая свою психику, культуру, социум, язык... и возможно все бытие в целом.

Говорят гении уходят оставаясь внутренне молодыми. Такие люди проносят мечтательность, способность видеть несуществующее через всю свою жизнь. Возможно именно это обеспечивает непрерывное развитие нервной системы.


>> От «раскрытия» факта личной жизни («Дон-Жуанский список Пушкина» становится интересней его сочинений) – через карнавал радости, веселья и эротизма – начинает проступать интерес к самым мрачным способам разрушения предшествующих социальных норм.

Если я верно понимаю "раскрытие" факта чужой личной жизни, через карнавализацию, приводит к "вскрытию" своей личности, т.е. происходит овнешнение норм. Т.е. нормы, правила, табу, которые ранее были внутренними, становятся внешними, а внутри личности стираются, тем самым разрушая, вскрывая саму личность.

>> Будущее такого человека лишено его личности, образ будущего обещает ему только более вкусную или обильную еду и более яркие зрелища, организованные для него кем-то другим.

Интересно, что в такой ситуации, образ будущего (высшее) оказывается замкнут на удовлетворение своих биологических потребностей, и такой человек становится мало отличим от животного.

А еще человек зрелища не в меру закомплексован. Это (неуверенность и ощущение тщетности собственной "маленькой" жизни, а также детский страх "обделаться") мешает ему стать человеком дела.

Спасибо.
Действительно такой человек готов бесконечно наблюдать за зрелищем, оставаясь при этом абсолютно безучастным. И испытывает неимоверный ужас, когда чужой волей оказывается вовлеченным в реальные события.
Он не готов взять на себя ответственность, буквально ни за что, оставаясь абсолютным зрителем.

Вовлекаясь в реальные события он:
1. Действовать не может (он же зритель)
2. Ответственность за свои действия, свою судьбу взять не может (нет этих действий)
3. Поддержки от своих зрителей получить не может (поскольку оказывается уже по другую сторону, он уже не зритель)

Гипотеза: если рассматривать через призму римской арены, где есть этот самый зритель, есть зрелище, где участвуют предположим игроки, то такой зритель помещенный на арену, становится просто вещью (сам действовать не может, значит уже не полноценный участник зрелища, а скорее вещь, которую будут использовать участники).
При этом такой человек соотносит это с воспоминаниями, когда он был зрителем, и "знал" все лучше самих участников.

Мне кажется от этого возникает экзистенциальный ужас. Столкновение с реальностью и неспособность никак ей противостоять, изменить ее, тем самым обозначить себя, просто сказать себе, что он сам существует.

Лично у меня возникает вопрос, что такого я могу сделать, чтобы помочь человеку зрелища стать человеком способным на действие, ответственным, просто стать человеком ?

Он ведь не хочет, ему "хорошо", он упивается зрелищем, и оскотинивается.
Адресация к прошлому ? Адресация к будущему ?
Но он боится прошлого и не хочет думать.
И он боится будущего, его у него просто нет.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account